Плыви, мой бумажный кораблик

Ответить
gabrielle
Сообщения: 83
Зарегистрирован: 20 ноя 2020, 12:56
Has thanked: 10 times
Been thanked: 64 times

Плыви, мой бумажный кораблик

Сообщение gabrielle »

- Вот и весна пришла в наш город. Смотри, ворона на дереве уже обустроила гнездо и теперь сидит в нем целыми днями. Скоро у нее будут птенцы. Смотри, последний снег скоро растает, и появится первая зеленая трава. Сначала она несмело будет пробиваться из-под черной земли, но потом, совсем скоро, заполонит все газоны, и дворники будут целый день жужжать газонокосилками. Тогда наступит лето…
Саша не видит этого. Он весь во власти негативных эмоций. А все потому, что учительница перед самыми каникулами отругала его с Артемом за то, что они подрались. Саша был уверен, что виноват Артем, но разве взрослые будут его слушать.
- Любой спор можно решить словами. Вы уже большие, а до сих пор кулаками машете, - говорит учительница.
Она всегда так говорит. Как по бумажке читает. Так же она ведет урок, скучно и неинтересно. Откроет учебник и читает без выражения. Поэтому Саша не любит историю. «Зачем она мне нужна?» - думает он. Его не увлекают походы древних князей, великие открытия и замки, построенные много веков назад. Он сидит и водит ручкой по бумажке, пытаясь рисовать, как Артем. Но у него не выходит. Саша вздыхает и смотрит в окно. Чирикают птицы, весенняя капель стучит по подоконнику. Последний день перед каникулами. Завтра они поедут на дачу, и ему две недели не надо будет думать об уроках и школе. Только бы Анька поехала с ними. Когда она рядом, они всегда придумывают что-нибудь интересное. Прошлой весной они искали клад, у них даже была карта, которую Анька нашла на чердаке. Под ивой, которая склонилась над мелкой речушкой, они нашли много шоколада, который был аккуратно завернут в несколько полиэтиленовых пакетов. Они сидели на стволе дерева и ели эти конфеты, запивая чаем из термоса. «Скажи, кто их туда положил? Кто их туда положил?», - допытывался Саша. А Анька загадочно улыбалась.
Он всегда был рад видеть ее. Старшая сестра носилась по городу, жила отдельно, но на весенние каникулы всегда приезжала. Это были их каникулы. Если шел дождь, они доставали монополию, если было солнечно, они бродили вокруг дачи и качались на больших качелях, построенных администрацией поселка.
Но в эти каникулы Анька приехала только на третий день. Услышав ее голос, Саша оторвался от компьютерной игры и чуть не скатился с лестницы, выбегая навстречу. Анька сидела на веранде, вокруг нее крутилась мама, устраивая ужин.
«Привет!», - радостно закричал Саша и бросился к сестре. Анька улыбнулась, и мальчику показалась, что ей грустно. Но это только показалось, потому что уже через мгновение она потрепала его по голове и громко и весело сказала: «Привет, брателло!».
- Мы пойдем искать клад, мы пойдем искать клад? – вертелся он вокруг нее.
Анька задумчиво смотрела на него и жевала бутерброд.
- Нет. Мы пойдем запускать кораблики в море, - наконец сказала она.
- Какие кораблики?
- После ужина расскажу, - она загадочно подмигнула брату.
Через час они сидели в Сашиной комнате и Анька заговорщицки шептала.
- Ты можешь написать все-все плохое, что случилось с тобой за этот год. Потом из этого листка мы сделаем кораблики и пустим по реке.
- А зачем?
- Чтобы отпустить это все-все плохое, - неожиданно серьезно сказала Анька и стала очень похожа на маму, такая же взрослая и деловая.
Сашка с сомнением смотрел на нее.
- Мы сделаем кораблики и отпустим их по реке. А что потом?
- Потом они поплывут. Сначала по нашей речке. Потом переплывут в речку побольше. А потом в речку еще побольше. И наконец, они поплывут по морю. А потом по океану.
- А что потом?
- Когда кораблики приплывут в океан, ты забудешь все-все плохое, малыш, - Анька отвернулась и потерла глаза, - вода океана смоет чернила с бумаги, и новый кораблик поплывет обратно.
- Ты фантазируешь…. Так не бывает… - с сомнением покачал головой Сашка.
- Бывает, - Анька снова улыбнулась, - надо только очень постараться.
Когда все уже легли спать, Сашка сел за стол писать про все-все плохое. Он вспомнил про разбитый телефон, про двойки, про учительницу по истории, не конечно же про своего давнего друга Артема. Он так старался, так усердно расписывал последнего в самых ярких красках, что даже высунул кончик языка от усердия. Закончив, он выскользнул из комнаты и постучался к сестре.
- Ань, ты спишь?
Ему никто не ответил, и Саша отправился спать. Но сквозь сон он еще долго слышал шаги в комнате Аньки.
На следующий день они отправились к реке. Анька открыла скрипучую калитку, и они вступили во власть просыпающийся природы. Из земли голыми ветвями торчали сухие ветки, кое-где еще лежал снег. Они осторожно спускались по узкой тропинке, пока не услышали журчание воды. Течение было настолько быстрым, что вода в мелкой речушке не замерзала даже зимой. Вот и та самая ива, на которой они обычно болтали.
- Ну, доставай свои сокровища, - улыбнулась Анька.
Саша деловито начал раскладывать сделанные кораблики на земле.
- Запускаем? – спросила она, - ты первый…
Саша спустился к берегу, и пустил по реке первый кораблик. Кораблик немного накренился, качаемый течением, и поплыл немного наискосок. Потом его закрутило в другую сторону, но тем не менее он устоял и продолжал плыть до места, где река скрывалась за поворотом. Первый кораблик исчез.
- Он поплыл к морю? – восторженно спросил Саша.
- Да, именно так, - Анька утвердительно кивнула головой.
Так Саша спускал свои беды на воду, и внимательно следил за тем, чтобы они плыли как надо. Анька сидела на стволе ивы и задумчиво наблюдала за мальчиком и его кораблями.
- Теперь ты, - обернулся Саша к сестре.
Она достала из кармана маленький кораблик и улыбнулась как будто извиняющейся улыбкой.
- Всего один? – удивился Саша.
- Знаешь, иногда достаточно одного слова, -сказала Анька, - а иногда их вообще не нужно, - как будто про себя добавила она.
Она спустилась к воде, выдохнула и поставила кораблик на воду.
- Плыви, мое несчастье, - громко сказала она.
Кораблик также накренился, но вскоре выправился и скрылся за поворотом. Анька вздохнула, глядя ему вслед, и теперь прямо посмотрела на Сашу. В ее глазах блестели слезы.
- Вот так вот, - зачем-то сказала она ему.
Потом они долго сидели на стволе ивы, и Анька гладила его рукой, одетой в перчатку.
- Знаешь, почему ивы плачут?
- Может быть, потому что им очень грустно? – вдруг сказал Саша.
- Да, малыш, им грустно. Им очень-очень грустно, - сказала Анька и захлюпала носом, - она подняла глаза к небу и долго смотрела на него, как будто вела немой диалог с кудрявыми облаками. – Им очень-очень грустно. – она обняла брата рукой и сильно прижала к себе, так же хлюпая носом и проводя свободной рукой по щекам. И они еще долго сидели у реки и смотрели на мелкую речушку, которая впадала в целый океан.
***
Я смотрю на песчаную отмель, туда, где когда-то была мелкая река. Она почти высохла, и от нее остался маленький ручеек. Но глубины достаточно, чтобы пустить по ней маленький, бумажный кораблик. Я достаю из кармана сложенную бумагу и ступаю на берег. Я хотел написать все-все плохое, как когда говорила мне сестра, которая уплыла за океан вслед за бумажными корабликами, которые мы с ней пускали в детстве. Как просто было писать в детстве. Как сложно писать сейчас. «Иногда достаточно одного слова», - говорила она. Одного слова… Я знаю тысячу слов, но нужных так и не нахожу. И я сложил этот кораблик на память, чтобы отпустить его в большое путешествие. Может быть, он доплывет, и вода смоет чернила и новый кораблик вернется обратно, на мелководье той самой речки, где мы детьми отпускали их в океан.
- А так бывает?
- Бывает. Надо только очень сильно постараться.
Шизофрения не делает меня хуже других людей
Ответить

Вернуться в «Литературный кружок»